Гарридрака и все-все-все

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гарридрака и все-все-все » Фанфики автора Malta » "Пари" ГП/ДМ, R, Роман/Юмор/AU


"Пари" ГП/ДМ, R, Роман/Юмор/AU

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Название: Пари
Автор: Malta
Рейтинг: R
Тип: слэш
Пейринг: Гарри Поттер/Драко Малфой и местами Рон Уизли
Размер: миди
Жанр: Роман/Юмор/AU
Статус: закончен
Саммари: Вариация на тему, предложенную Аделаидой. История о том, чем закончился пятый учебный год в Хогвартсе, в котором…никогда не появлялась Амбридж. О чём не знает Гермиона? – Кто поймает снитч в финальной игре? – Почему у Драко такой Патронус? – Что общего у Гарри со Снейпом? – Кто последняя любовь Дамблдора? – Что грозит родословной Малфоев? Ответы на эти вопросы – здесь. ООС; Everyone Is Gay.
Дисклеймер: Все права на магический мир Гарри Поттера и его героев принадлежат Дж.К.Роулинг. Все права на песни Земфиры принадлежат не мне. Не любителей гарридрак просьба не беспокоиться.

0

2

Глава 1. Непреложный Обет

Я бесконечно уважаю Дж.К.Роулинг, как писателя, восхищаясь созданными ею персонажами; клянусь, переворачивая с ног на голову образы её столь горячо любимых поклонниками Гарри Поттера героев, я замышляла шалость и только шалость!
Ещё раз: ПОЛНЕЙШИЙ OOC: Everyone Is Gay!
И ещё: Минздрав (а вместе с ним и я) предупреждает: употребление алкоголя и никотина – вместе и по отдельности – опасно для вашего здоровья!


Рон Уизли, страдальчески сложив домиком рыжие брови, медленно склонялся над своим ни с того ни с сего заметавшимся на постели другом: волосы Гарри прилипли к влажному лбу, глаза под веками быстро двигались – Поттеру снился сон, притом явно не эротического содержания…

– Змея!!! – заорал Гарри, резко поднимаясь с подушки – его лоб встретился с Роновым со звуком, который обычно издают, сталкиваясь, бильярдные шары.
– Ааааааа! – поддержал Поттера своим воплем Невилл и уронил на ногу Дину Томасу горшок с Мимбулус мимблетония.
– Годрика в душу мать, Лонгботтом!! – Дин запрыгал по комнате на одной ноге; ошалевший от происходящего Рон и окончательно проснувшийся Гарри, держась руками за свои лбы, наблюдали за ним с явным удовольствием.
– Ой, прости… – Невилл огорчённо рассматривал появившуюся на горшке трещину. – Я нечаянно, Мимбулус…
– И чего ты так орёшь, ботаник ты наш? – поинтересовался Гарри, доставая палочку. – Репаро!
– И не ботаник вовсе, а траволог… А ты чего заорал? – спросил его в свою очередь Невилл.
– Он заорал «змея», – сообщил Шеймус Финниган со своей кровати; лежа на животе, он невозмутимо изучал раскрытый на главном развороте ‘Playwizard’.
– Да? – удивился Гарри. – Ну да, точно. Мне снилось, как Невилл убивал здоровенную змею.
– Кого я убивал? – обалдел Невилл.
– Змею, – повторил Гарри.
– Да ты с ума сошёл… Я и близко к змее не подойду… боюсь их, как Снейпа… и как – убил?
– Да вроде того.

Рон, раскрыв рот, переводил взгляд с одного на другого.

– Мать моя Моргана! Вечно тебе снится всякая хрень, – Дин грациозно сел на свежеприготовленную ко сну постель, извлёк из кармана пижамы складное зеркальце и принялся изучать своё лицо.
– А я вот пауков боюся, – Рона передёрнуло. – Ужасти, как.
– «Ужасти»…Ну что мне с тобой делать, Рыжик ты мой! – Гарри лениво повалил Рона рядом с собой и улёгся головой на его живот.
– Да … Помнишь ту гадину, этого ... как его? – Рон возвёл очи горе.
– Арагога?
– Во-во, его самого! До смерти его не забуду…
– Да ты уже не помнишь, как его зовут, – Гарри заворочался, устраиваясь поудобнее.
– Ой, да памяти у меня нет, сам знаешь, – Рон пригладил Гарри волосы. – Хорошо, Грейнджер есть…
– Её-то имя хоть не забудь… Кстати, как вы? Уже целуетесь?
– Целуемся, – вздохнул Рон.
– Противно? – вскинул глаза Шеймус.
– А то, – снова вздохнул Рон.
– Вот и мне противно, – Шеймус решительно закрыл журнал и зашвырнул его под кровать.
– Неужели, – произнёс Дин, стараясь при этом не двигать губами – он наколдовывал палочкой питательную маску на своё лицо.
– Не выдержала душа поэта! – Гарри протянул Рону ладонь; тот хлопнул по ней своей.
– Шеймус, ну и зачем надо было столько мучиться? – сочувствующе спросил Невилл.
– Да уж, лучше Круциатуса отведать…извини, Невилл…, чем с вами тут натурала из себя строить. Думал, может, я хотя бы бисексуален…
– Кто, – Гарри поднял голову, – ты??

Ребята дружно загоготали:
– Расскажи эту сказочку Бидлю!
– Скорее Слизерин станет Чемпионом по квиддичу благодаря Малфою, чем Шеймус Финниган станет мужчиной благодаря женщине!
– Ха-ха-ха!..

Гарри, не разделявший больше всеобщего веселья, задумчиво изучал потолок.

– Эй, ты чего? – тихо спросил Рон, приподнимаясь и стараясь заглянуть Гарри в глаза.
– Ладно, народ, спать пора, время недетское! – Гарри, так и не ответив, снял очки.

Во время завтрака в Главном зале было, как всегда, шумно – оживлённо переговариваясь, оголодавшие за ночь тинэйджеры, не разбирая, мели со столов всё подряд. Гарри и компания уселись на свои обычные места; Шеймус и Невилл принялись наполнять едой тарелки друг друга, не обращая больше ни на кого внимания.

– Ой, гляньте, мальчики, Драко сделал мелирование! – Дин вытянул шею, с завистью изучая слизеринца, только что вошедшего в Зал и беседовавшего сейчас с Крэббом и Гойлом неподалёку от гриффиндорского стола.
– Паадумаешь! – Рон отбросил с плеча плавным движением кисти свои длинные волосы, тут же заблестевшие в лучах утреннего солнца, и послал Поттеру томный взгляд.

Но Гарри, как и многие в Зале, не сводил глаз с Малфоя; Дин и Рон переглянулись.
Драко чуть повернул голову и поймал взгляд Гарри: его лицо порозовело.

– Гм, Гарри, не подольёшь мне сока? – Рон провёл рукой по щеке Поттера, но тот отмахнулся от него, словно от надоедливой докси. Малфой усмехнулся и в сопровождении своих верных телохранителей направился к столу слизеринцев.
– Что у него может быть общего с этими троллями? – пробормотал Гарри, выбивая нервную дробь по пустой тарелке своей волшебной палочкой.
– А тебя это волнует? – спросил Рон, с преувеличенным вниманием наблюдая за Шеймусом, кормящим Невилла со своей вилки толстенной сарделькой.
– Да. Волнует.

Невилл закашлялся.

– Анапнео. Рон, мы с тобой свободные люди. Я ничего тебе не обещал.
– А. Ну да. Нет проблем, – веснушки Рона горели огнём.
– Ну и прекрасно. Я ведь спокойно отношусь к твоим поездкам домой на Рождество с развесёлыми братцами?
– Я не понял, тебе что – нужен Драко Малфой?? – Дин с изумлением уставился на Поттера.
– Да, – ответил Гарри и решительно ткнул указательным пальцем, поправляя свои очки. – Нужен.

Рон встал, с грохотом отодвинув скамью и, театрально бросив на стол салфетку, задрал подбородок:
– Чтой-то я сыт. Счастливо оставаться!
– Рон, ты уже позавтракал? – Гермиона Грейнджер судорожно собирала со стола книги. – Я с тобой!

Рон побагровел. Дин беззвучно смеялся, прикрыв лицо рукой.

– Ну что ты стоишь? Нам ещё нужно отработать заклинания для Флитвика, написать эссе для Снейпа и …, и … – она зарделась, – в общем, пойдём в библиотеку, там сейчас никого не будет…
– Хорошо, – ответил Рон гробовым голосом, и они вместе направились к выходу; Гермиона периодически роняла свои тяжеленные книги и отставала от Уизли, который, не обращая внимания на её щебет, брёл впереди с таким видом, словно его конвоировали в Азкабан.
– Я всё понимаю, нам всем предстоит сдавать СОВ…нужно готовиться, но не такой же ценой! – еле выговорил Дин, утирая мизинцем выступившие слёзы.

Невилл зевнул. Шеймус, потупив взор, виновато шепнул:
– Не выспался?..

Невилл рассеянно улыбнулся и счастливо ответил:
– Зато теперь мне не нужно повсюду таскать с собой Мимбулус мимблетония…

После свободного часа, во время которого Гарри безуспешно пытался вздремнуть, было, естественно, Зельеварение. Гарри уже заметил: стоило ему проснуться в плохом настроении – его тут же окончательно портил своими лекциями Снейп… Или он подсознательно пребывал в дурном расположении духа накануне уроков этого невзлюбившего его непонятно за что преподавателя?
Гарри утешало только то, что урок был совместным с рэйвенкловцами и – что немаловажно – слизеринцами.

– Поттер. Опоздание. Минус десять очков Гриффиндору.

Гарри прошёл на своё место, не обращая внимания на эти слова – они были настолько привычны, что казались личным приветствием от Снейпа. Рон демонстративно отвернулся и Гарри, пожав плечами, сел рядом с Дином.

– Откроем. Учебники. На. Двухста…двухстах…двухсот десятой странице. Да, мисс Грейнджер?
– Вы хотели сказать, на двести десятой, профессор.
– Минус двести десять гм минус десять очков Гриффиндору, – Снейп зевнул с закрытым ртом.

«Ага, кто-то тоже не спал этой ночью!» – усмехнулся про себя Гарри. Гермиона за его спиной обиженно засопела.

– Читать. Молча. Поттер, надеюсь, вы умеете читать?
– Да, умею. Профессор. Сэр.
– Невероятно. Я в восторге. Поразите меня, Поттер, прочтите всю главу.

Гарри с ненавистью уставился в учебник.
В этот момент в классную комнату влетел эфемерный, словно созданный из тумана, феникс; мягким голосом Дамблдора он нежно произнёс: «Северус…зайдите ко мне…» – и растворился в воздухе.

– Я вернусь через… – Снейп взглянул на часы, – двенадцать минут. И ни секундой раньше. То есть позже. То есть не позже. Короче, всем читать!

Все, затаив дыхание, провожали преподавателя деланно-равнодушными взглядами. Как только чёрная мантия, взметнувшись на прощание, скрылась за дверью, класс будто взорвался: юные чародеи, словно сорвавшись с цепи, заорали каждый своё; Гойл, раскрыв окно, закурил; Грейнджер вытащила из парты стопку комиксов; Парвати и Падма принялись целоваться, Шеймус и Невилл тут же последовали их примеру, вызвав бурю оваций.
Малфой, покачав головой, достал из кармана мантии пилочку.

– Эй, Драко! – Дин, масляно блестя карими с поволокой глазами, перегнулся через проход. – Классный хаер!
– Я знаю, – спокойно ответил Малфой, изучая свой безупречный маникюр.
– Я вот тут подумал… Чем ты занят сегодня вечером?

Гарри, дёрнув за мантию, усадил Дина обратно на место. Малфой поднял бровь:
– Что такое, Поттер? Твоя подружка заставляет тебя ревновать?

Дин захихикал.

– Не твоё дело, – Гарри чувствовал, как горят его щёки.
– Да ладно. Мне-то что. Хоть все тут друг с другом перетрахайтесь, – Малфой подул на свои ногти.
– А ты у нас, значит, будешь Последним Девственником Слизерина? – Гарри постарался придать своему голосу презрительный тон.
– Да уж как-нибудь обойдусь без этой свальной развлекаловки, которую ты, по-видимому, считаешь такой привлекательной, – Драко, сложив руки на груди, с удовольствием смотрел на раскрасневшегося Гарри. – Мои родители учили меня другому. Моя чистая кровь смешается только с чистой кровью достойной и невинной волшебницы… Великий Род Малфоев не должен прерваться. Никогда. «Честь рода!»… Впрочем, тебе этого не понять. Твоя грязнокровная мать…
– Заткнись, Малфой! – Гарри выхватил палочку.
– Проблемы, Поттер? – на плечи Гарри легли тяжёлые лапы Крэбба и Гойла. Он сбросил их резким движением:
– Слабак. Без своих дружков шаг боишься сделать…
– Да что ты. А в чём же твоя сила, смельчак? – Малфой улыбался, однако в его глазах не было ни смешинки. – Чем ты можешь доказать свою силу?
– А ты?

Они молча смотрели друг на друга; сияющий Дин переводил глаза с одного на другого:
– Мальчики, а за чем дело-то стало? Взяли бы, да и доказали друг другу свою силу – один на один!
– Только не так, как ты позволяешь другим доказывать их силу, Томас, – процедил Драко.
– А что тогда? дуэль?? – в ужасе ахнул Рон.
– Нет, – медленно произнёс Гарри, не сводя своих глаз с глаз Драко, – не дуэль. Пари. Квиддич.
– Квиддич? – Рон захлопал ресницами.
– Квиддич? – переспросил Драко.
– Квиддич, – повторил Гарри. – Мы с тобой оба – ловцы. Мы в равном положении. Завтра – финальная игра, Слизерин против Гриффиндора. Тот, кто первым поймает снитч – победитель.
– Кого ты надеешься провести, Потти? – ухмыльнулся Гойл, закуривая новую сигарету. – Все и так знают, что ты лучший ловец.

Малфой метнул в Гойла уничтожающий взгляд.

– Спасибо за комплимент, Грегори. Да, ловец, поймавший снитч, почти наверняка будет победителем – но только в игре.
– А в пари? – Дин прямо-таки светился от восторга.
– Победитель исполняет желание ловца, не поймавшего снитч, – Гарри сделал паузу. – Любое.

Глаза Малфоя широко раскрылись.
Крэбб и Гойл недоумевающе переглянулись.

– Игра не может длиться вечно, – дошло наконец до Гермионы, никогда не блиставшей познаниями в квиддиче, – она заканчивается тогда, когда ловец поймает снитч. Кто-то из них двоих рано или поздно его поймает…
– У Драко новая метла, «Боливар». Поттеровский веник просто отдыхает! Наш ловец поймает снитч! – с трудом произнеся эту невероятно сложную фразу, Крэбб утёр пот и грохнул кулачищем по парте.
– И Малфою придётся исполнить желание Поттера!! – Дин откинулся на спинку стула и засмеялся. – Ой, ума не приложу, что это будет за желание… Есть идеи, Драко?

Рон вцепился зубами в свою волшебную палочку.

– Тупая затея, Поттер! Разве ж после такого Малфой захочет ловить этот дурацкий снитч? – Гойл припечатал окурок каблуком.
– Захочет, – уверенно произнёс Поттер. – Он всегда хотел обыграть меня. И обыграет. А я получу…сатисфакцию.
– Чего ты получишь? – встрепенулся Рон.
– То, что хочу, – Гарри на миг опустил глаза. – Кубок – на одной чаше весов. Исполнение твоего, Малфой, любого желания мной – на другой.
– Ооооо, – закатил глаза Дин, – вот это будет действительно жесть – к Трелони не ходи…
– Ну, так что? Ты согласен? – Гарри продолжал сверлить Драко взглядом. Тот медленно кивнул.
– Для надёжности дела принесите друг другу Непреложный Обет! – Луна Лавгуд деловито засучила рукава своей зелёной в розовый горох мантии.

Гарри протянул руку; Драко сжал её своей.
Луна коснулась их сцепленных рук волшебной палочкой, приготовившись произвести магический обряд.
Все наблюдали за происходящим, затаив дыхание.

– Обещаешь ли ты, Драко, поймав завтра в финальной игре снитч, исполнить любое желание Гарри Поттера?
– Обещаю.

Из палочки Луны вылетел луч света, обвивая руки Гарри и Драко.

– Обещаешь ли ты, Гарри, поймав завтра в финальной игре снитч, исполнить любое желание Драко Малфоя?
– Обещаю.

Второй луч слился с первым.

– Сделано! – Луна с восхищением смотрела на соединившиеся, словно в дружеском рукопожатии, руки.
– В чём дело? – появившийся – как всегда, внезапно – Снейп пронёсся через класс и, развернувшись, впился глазами в Гарри – тот поспешно выдернул из Малфоевой руки свою. – Поттер. Минус
– … десять очков Гриффиндору, сэр.
– Отлично. Итого двадцать. Мисс Лавгуд, если мне не изменяет память, вы учитесь на четвёртом курсе. Избавьте нас от необходимости лицезреть вашу чудовищную мантию.

Луна, бросив сестричкам полный тоски взгляд, поплелась на выход.

Крэбб и Гойл довольно захрюкали.
Гарри, чувствуя, как громко бьётся его сердце, опустился на своё место.
Малфой сидел неестественно прямо, потерянно уставившись в никуда.

– Ой, до чего ж хочется подержать в руках Кубок… Да, Малфой? – прошептал Дин.

Но его вопрос остался без ответа.

0

3

Глава 2. Игра

Вечером в гриффиндорской гостиной напоминалке негде было упасть – игроки в квиддич и болельщики факультетской команды проводили экстренное собрание, чтобы сообща спокойно найти выход из создавшегося положения; давки и крику при этом было больше, чем в Гринготтсе в день выдачи зарплаты:
– Мы заставим его ловить!!!
– Да как ты его заставишь-то??
– Империус на гада наложим!
– Тебе за это Дамблдор такое наложит… Это ж непростительное заклятие!
– Может, нам повезёт, и его собьёт чей-то бладжер…
– Уж не твой ли, Фред? Лучше найдём Поттеру замену!
– За одну ночь?!
– Мы сами доведём разрыв в очках до 160 в свою пользу! И даже если Гарри позволит Малфою поймать снитч, мы всё равно победим!
– Ну да, с тобой, Спиннет, доведёшь – скорее уж Филч выучится колдовать. Надо бы вас с Кэти расселить по разным спальням, чтоб вы хоть перед этой игрой выспались…
– Ооой, вот только не надо ревноваать, Анджелиина!

Портрет распахнулся, впуская Поттера, Рона, Томаса и Шеймуса в обнимку с Невиллом. На мгновенье воцарилась тишина, которая тут же взорвалась новыми криками:
– Поттер, какого гоблина ты творишь?
– Что это за новая мулька – исполнять свои желания за счёт других? Шляпа явно лоханулась, отправляя тебя в Гриффиндор – твоё месте в Слизерине – все хитрозадые тусуются там!
– Эй, Гарри, мы и без всякого пари помогли бы тебе набить Малфою лицо, или что ты там собрался с ним сделать...

Гарри поднял руку, требуя тишины:
– Я поймаю снитч.

Гриффиндорцы, дружно раскрыв рты, уставились на Поттера:
– И исполнишь желание Малфоя??
– Да Крэбб и Гойл мокрого места от тебя не оставят! Ты не понимаешь, как разозлится Малфой, если ты обойдёшь его снова?
– Прекрасно понимаю.
– Ну, ты даёшь, дружище! – Джордж покачал головой и покрутил пальцем руки, свободной от Фредовой талии, у своего виска. – У тебя явно имеется предрасположенность к самопожертвованию!
Рон умоляюще взглянул на Гарри:
– Может, придумаешь что-нибудь другое? Если…если с тобой что-нибудь…то я… я просто не переживу…
Гермиона восторженно пролепетала:
– О, Мерлин! Вот что значит настоящая мужская дружба!..
Дин Томас, давясь смехом, убежал в спальню.

…Поттер снова не мог заснуть; на этот раз ему мешала вовсе не возня его неугомонных друзей, ошалевших от весеннего переизбытка тестостерона, – Гарри не давало покоя то, как сжимал его руку Малфой – чуть крепче и чуть дольше, чем того требовал обряд…
Это невероятно волнующее ощущение своей руки в его просто лишало сна.
Он не сомневался – Драко не будет ловить снитч, чтобы Гарри исполнил его желание. И Гарри знал, какое именно, что бы там не пел Малфой о чистокровных волшебницах...

С тех пор, когда Поттер вдруг – неожиданно для самого себя – заметил, насколько его тянет к этому слизеринцу, не блиставшему ни редкостной красотой, ни исключительным умом, он понял, что сам нравится Малфою, причём нравится так, что вейлы по сравнению с ним просто нервно курят в сторонке. Эти вечные цепляния и желание унизить гриффиндорца, не желающего замечать великого Драко Малфоя – всё стало понятным, когда до Гарри дошло – Драко без ума от него! Если б Гарри был девчонкой, Малфой ещё в первый год учёбы в Хогвартсе оставил бы его без кос…
Непонятно только, как ему до сих пор удаётся косить под натурала, это рядом-то с Крэббом и Гойлом, которые вечно бьются друг с другом до отлёжки в больничном крыле за право исполнять прихоти Блейза Забини…

Если только…
Если только Гарри не ошибался. Если завтра он поймает снитч, а Малфой просто захочет поиздеваться… растоптать его… Круциатусом помучить.
Или прикажет переспать с девчонкой!!

«Нет! Нет… Лучше пусть сразу заавадит... подожду его на том свете … скоротаю время с Седриком…»

Перед Поттером появился красавчик Диггори, в свое время быстро и умело совративший Гарри прямо в шатре для участников в первом испытании Турнира Трёх Волшебников: он улыбнулся и положил Гарри в протянутую ладонь сияющий золотом шарик; подлетев и зависнув на миг перед глазами, снитч вдруг коснулся его лица, мягко щекоча кожу своими трепещущими серебряными крылышками…
– … да проснись же, Гарри, пора! – Рон, сидя на краешке кровати, гладил его по щеке. – Игра начинается!..

Майское солнце заливало ярким светом переполненные трибуны; в чистом воздухе разносились меланхоличные комменты Луны Лавгуд:
– …такой прекрасной погоды, как сегодня… Вот бы закатиться сейчас с Падмой и Парвати на Чёрное озеро, позагорать голышом…

Разогревшиеся после короткой тренировки игроки обеих команд выстроились друг перед другом: Гарри, с трудом переводя дыхание, видел только Драко – судя по его бледному, как никогда, лицу, он тоже провёл бессонную ночь.

Капитаны, сияя приветливыми улыбками, пожали друг другу руки:
– Как же я ненавижу тебя, Джонсон!
– Меньше, чем я тебя, Монтегю!
– Я жду от вас честной игры, – прорычала мадам Хук, обводя лица игроков свирепым взглядом. – И пусть победит сильнейший!!

Ярко-красный квоффл, подброшенный её рукой, взвился в воздух, затерявшись среди серебристо-зелёных и красно-золотых мантий; Гарри уже парил высоко в небе, выискивая глазами снитч.

– … итак, я мажу спинку Падмы маслом для загара, она мажет спинку Парвати, а Парвати… – неторопливо продолжала Луна.

Гарри облетел поле: где же этот долбаный мячик?.. Ему везде мерещился Малфой – Гарри потряс головой и в это мгновение мимо его уха просвистел бладжер:
– Давно в Мунго не лежал?! – проорал Поттер Фреду, виновато помахавшему в ответ битой.

Гарри спикировал вниз и полетел над самой землёй, в надежде заметить свою неуловимую цель; трибуны вдруг взорвались аплодисментами; мадам Хук засвистела, извещая игроков и зрителей о первом забитом мяче…

– …и вот я раздвигаю Гооол! Мяч забит в ворота гриффиндорцев, счёт 10-0 в пользу Слизерина! – голосок комментатора зазвенел от восторга.

Сектор болельщиков Слизерина дружно затянул:

РОНАЛЬД УИЗЛИ – НАШ КОРОЛЬ,
РОНАЛЬД УИЗЛИ – НАШ ГЕРОЙ…

Раздосадованный Рон облетел вокруг среднего кольца, в которое только что влетел квоффл, метко запущенный Уоррингтоном. Гарри выругался сквозь зубы и снова взмыл вверх, чуть не столкнувшись при этом с Малфоем – они еле разминулись.

– …что творят охотники Слизерина!! Сегодня явно их день! Какие же они красавцы… и почему у нас до сих пор нет чирлидеров? Этот Уоррингтон выглядит таким ловким, хотя … меня немного напрягают его габариты… интересно, соответствует ли размер его… – перекрыв оживившийся голос Луны, вновь прозвучал свисток, – … или нет?.. И снова гол! Слизеринцы ведут со счётом 20-0! На месте Салазара Слизерина я бы восстала из – где он там сейчас?.. – ради такого зрелища! На этот раз квоффл был заброшен охотником по фамилии э-э Пуси… Нет! Нет. Муси. Спиннет, Белл! Берите пример с Муси! Вы охотники или где? Я вижу, как зевает Блетчли возле своих девственных колец – что же вы спите, девочки? То есть я знаю, что вы спите, я имею в виду…

…КВОФФЛ РОН ПОЙМАТЬ НЕ МОЖЕТ,
СЛИЗЕРИНУ ОН ПОМОЖЕТ…

Гарри подлетел к Рону:
– ???!!!
– Прости, прости! Пьюси показал мне глазами на правое кольцо…
– Тупица, он с тобой заигрывает, а ты и рад…Соберись!!
– Не ори на меня!!

…РЫЖИЙ УИЗЛИ КОНОПАТЫЙ
УБИЛ ПОТТЕРА АВАДОЙ…

Между ними со свистом пролетел квоффл; вторя ему, прозвучал свисток мадам Хук.

– … 30-0 в пользу Слизерина! Мяч забил капитан команды!!!

…А ОН ПОТТЕРА НЕ БИЛ,
А ОН ПОТТЕРА ЛЮБИЛ…

К Гарри и Рону стремительно приближалась разгневанная, словно фурия, Джонсон, поразительно напоминающая сейчас своими торчащими во все стороны косичками Медузу Горгону:
– ... твою ..., Поттер!!! Что за разборки в такой момент, ... !?! Я сейчас твой … «Файербол» воткну тебе прямо в твою … …!!!
– … ой, смотрите, Гарри сделал мёртвую петлю, держась одной рукой!! – продолжала Луна. – Второй он что-то показывает Анджелине – кажется, палец…мне не разобрать отсюда, какой именно… Как красиво! Анджелина – очевидно, поражённая таким необыкновенным жестом Гарри Поттера – несётся вслед за Монтегю, словно морщерогая кизлячиха за морщерогим кизляком в брачный период… и она просто сносит его с метлы! Да, Поппи Помфри не грозит безработица… Анджелина приближается к Блетчли…Он заметался между кольцами… Да!!! Есть! Гооооооол! – на этот раз Луна своим воплем перекрыла все прочие звуки, как-то:
торжествующий свист мадам Хук;
нереальный рёв гриффиндорского, рэйвенкловского и хаффлпаффского секторов;
разочарованный гул слизеринского сектора, еле слышный на фоне гриффиндорского и иже с ними;
незамысловатый Хагридовский и изящный МакГонагалловский мат;
одобрительное урчание набитого лимонным шербетом желудка Дамблдора
и храп заснувшего Снейпа.

– …счёт 30-10 в пользу Слизерина!!! но что это? Крэбб сбивает бладжером Джонсон с метлы!! Он приближается к Поттеру – тот не может от него оторваться! Крэббу посылает бладжер Гойл…Крэбб отбивает бладжер в Поттера – сейчас он просто размажет по метле гриффиндорского ловца!!! Но нет! Отбито! Поттера спас Джордж Уизли! Или Фред?… Нет, Джордж – он мне больше нравится… впрочем, как и самому Фреду… О! Кажется, ловец Слизерина что-то заметил… Да!!! Он вот-вот поймает снитч! Поттер летит к нему и … и в игру вновь вступает Крэбб! Как возбуждающе смотрится бита в его руках…

Гарри увернулся от бешено закрученного мастерским ударом Крэбба чёрного мяча, полетевшего, словно пушечное ядро, в Малфоя.

– …о! Посмотрите! Загонщик Слизерина чуть не сбил своего же ловца! Драко не сорвался … Но он упустил снитч!!

Драко перекувыркнулся в воздухе, ловко удержавшись на метле – из раскрытых пальцев его правой руки нёсся прямо в растерявшегося гриффиндорца желанный золотой шарик…
Гарри протянул руку ему навстречу и накрыл снитч ладонью.
Малфой, застыв на секунду на месте, развернулся и полетел в противоположную от Замка сторону.
Гарри рванул за ним.

0

4

Глава 3. Проигравший победитель

На этот раз восторженные гриффиндорцы встретили Поттера громом аплодисментов: каждый хотел лично поздравить ловца, благодаря которому Кубок в очередной раз красовался на почётном месте в их гостиной. Ликующие близнецы Уизли, уже успевшие напиться в конкретный ступефай, радостно предложили «качать Мальчика-Который-Опять-Словил»; не успел Гарри от них отбрыкаться, как к нему кинулась Гермиона и, сопровождаемая гомерическим хохотом Дина Томаса, полезла целоваться.

– Ты нашёл Драко? – прокричал, стараясь перекрыть всеобщий ор, Лонгботтом, заботливо придерживаемый за плечи Шеймусом.
– Нет. Не представляю, куда он полетел…
– Думаешь, здорово он бесится, что опять проиграл? – фальшиво поинтересовался Финниган, явно думающий только о том, как бы побыстрее утащить Невилла в спальню.
– Нет. Не думаю… Мне показалось, он сам отпустил снитч. Или даже бросил его мне…
– Да ну, это невозможно!
– Я знаю.
– Слушай, да на тебе же лица нет… Ты расслабься, выпей чего-нибудь. Всё-таки мы победили! – Невилл кивнул в сторону составленных вместе столиков, на которых теснились выстроенные угрожающе длинными рядами бутылки – по большей части с огневиски и уже по большей части полупустые; на единственной тарелочке, сиротливо приткнувшейся с краю, нетронутой горкой возвышались волшебные сладости.

Гарри одним махом осушил полбутылки сливочного эля – алкоголя он не переносил, зажал зубами сигарету и упал в кресло напротив камина. Безуспешные поиски Малфоя совершенно лишили его сил; ему никак не удавалось прикурить – дрожали руки. В последний раз его так трясло на Святочном Балу, когда Игорь Каркаров, перебравший Волшебной отвёртки (водка + тыквенный сок + много водки) и возжелавший справить нужду, из ревности едва не заавадил Рона, которого в одной из кабинок мужского туалета целовал взасос прославленный болгарский ловец Виктор Крам.

– Да ты не волнуйся! – с явным сожалением отпустив Невилла, Шеймус присел рядом на корточки и успокаивающе похлопал жадно затягивающегося Гарри по плечу. – Ведь ты ещё не знаешь, какое желание должен исполнить. Значит, ты пока не нарушаешь Непреложный Обет. И ты всё ещё лучший ловец! Ты снова принёс Гриффиндору победу!
– Да, – помолчав, ответил Гарри и, отправив окурок в огонь, достал из кармана формы злополучный снитч: шарик тут же расправил крылья, но так и не взлетел, словно не желая расставаться с покорившей его рукой.
– Гарри! Друг! – перемазанный шоколадом и увешанный коллекционными карточками Рон обнял Гарри за шею с такой силой, словно собирался придушить. – Мой любимый ловец! Я так ик!! тебя ждал!
– И, судя по всему, не дождался, – Гарри расцепил руки Рона: дыхание того было настолько проспиртовано, что, учитывая близость открытого огня, наводило на мысли о возможном пожаре. – Иди-ка ты спать, Рыжик.
– Спать? Ты что?? – обиделся Уизли. – Гуляем всю ночь!! – он поднял вверх сжатые кулаки и плавно опустился на каминный коврик.
– Отбился, – Гарри смотрел на своего такого близкого и такого любимого когда-то им друга…но не чувствовал ничего, кроме лёгкой грусти. И жалости?.. Горько усмехнувшись, Поттер положил снитч в раскрытую ладонь Рона.

– Что, Гарри, опять наш братишка траванулся шоколадной лягушкой? – задал риторический вопрос то ли Фред, то ли Джордж – в пьяном виде они были абсолютно неотличимы друг от друга; Гарри в замешательстве смотрел на обоих Уизли – близнецы так сплелись в объятьях, что казались сиамскими.
– Да… И как он в следующем году без нас тут будет… – одна из двух голов печально поникла.
– Мы, знаешь, решили не учиться дальше. Махнём в Нидерланды, на ПМЖ. Откроем свой магазинчик. Там как-то с нравами попроще, – пояснила другая.

Гарри подумал, что в отсутствие разудалых близнецов у Рона наконец-то появится шанс на трезвую жизнь, и согласно кивнул.
Братья, напоминающие своей походкой двух только что высадившихся на берег после кругосветного плавания матросов, отправились к столу за новыми порциями огневиски.

Шеймус поднялся, на прощание ещё раз похлопав Поттера по плечу:
– Ну, я спать!
– Спокойной ночи, – пожелал Гарри, не сомневаясь, что как раз спать Шеймус не собирается.
Осмотревшись и убедившись в том, что до великого ловца уже никому нет дела, Гарри осторожно произнёс:
– Добби!
Моментально с характерным хлопком у ног Поттера появилось тощее создание в разноцветных носках и миниатюрном килте (перед Гарри, поражённым этим новым прикидом, на миг всплыл образ профессора МакГонагалл); направив на своего хозяина сияющие счастьем глаза, напоминающие по размеру и цвету два разрешающих сигнала светофора, эльф широко раскрыл рот – Гарри поспешно приказал:
– Добби, молчать!

Добби, лишённый возможности вербально изливать свои чувства, тотчас принялся вылизывать Гарри пальцы – его юркий горячий язычок напомнил Поттеру о том, до чего разнообразными талантами, как с некоторых пор выяснилось, обладает этот эльф…
Отдёрнув руки, Гарри помотал головой, отгоняя услужливо предложенный памятью образ занятого своим любимым делом домовика (которому, кстати, даже на колени для этого становиться не нужно было) и, наклонившись к эльфу, тихо произнёс:
– Добби. Найди своего бывшего хозяина… да не закатывай глаза, не старшего! Младшего. Драко. Передай ему, что через… – Гарри окинул взглядом всё ещё бодрых гриффиндорцев, – пару часов я буду ждать его у парадного входа. И…проследи, чтобы…В общем, защити его, в случае чего... Выполняй всё, что он тебе прикажет. И никому ни слова! Ты меня понял? Вот тупое создание…я тебя английским языком спра ах да! Добби. Ты можешь ответить Гарри Поттеру.
Добби тут же запищал:
– Счастье! Какое счастье! Мой Нынешний Бывший Хозяин приказал мне заботиться о Прежнем Бывшем Хозяине!!! Добби всё сделает! Добби хочет отблагодарить своего Нынешнего Бывшего Хозяина…
– Да куда ты полез?? Совсем сбрендил! И не вздумай таким макаром встречать Малфоя, а не то я тебе покажу настоящую вольную жизнь!..
– Ой!!! Домовик!!! – к Добби неслась счастливая Гермиона: эльф увеличил свои глазища до совершенно нереальных размеров и с громким треском исчез.

…Как и предвещал Рон, вечерина по случаю победы закончилась только глубокой ночью. Дождавшись, наконец, разнокалиберного храпа, заполнившего спальню, Поттер бесшумно встал с постели; нащупав очки, волшебную палочку и заветный свиток, он, не одеваясь, набросил мантию-невидимку, спустился в гостиную и осторожно открыл портретную дверь.
Запалив Люмосом палочку, Гарри шагнул в тёмный коридор, на ходу разворачивая Карту:
– Клянусь, что замышляю шалость и только шалость! – прошептал он и, затаив дыхание, легонько стукнул светящимся кончиком палочки по старому пергаменту:

‘Draco Malfoy’

Увидев это имя, чуть колеблющееся на Карте в районе парадного входа в Замок, Гарри вскрикнул от радости.

– Хто здесь? – хриплый голос Снейпа раздался буквально в двух шагах; «Нокс!!!» – мысленно заорал Гарри и замер, перестав дышать.

Снейп появился в ту же секунду, бесшумно, словно дементор, вылетев из-за угла: Гарри попятился.

– Я чую запах дешёвого табака и безалкогольного эля – только полный идиот откажется от выпивки в день финала – Поттер! живо снимай свою мантию и отдай мне Карту.

У Гарри отвисла челюсть.
Снейп покачнулся и облокотился о каменную стену; его зачарованная Люмосом палочка упала на пол, освещая заляпанные остроносые туфли.

«Да он пьян!!» – осенило Поттера.
– Да, я пьян. И пошли вы все к пппуффендуйской ммматери…

Снейп сполз по стене и захрапел.
Гарри осторожно перешагнул через длинные ноги мастера Зельеварения и, не оглядываясь, побежал по коридору…

Замок, закрытый на ночь, был неприступен снаружи и, соответственно, изнутри. Щемиться наружу через главный вход было бесполезно, значит, оставался другой – единственный из известных Гарри...

…Выбравшись из показавшегося ему бесконечным туннеля, ведущего в подвал Сладкого Королевства, Поттер, задыхаясь, поднялся наверх:
– Алохомора!

Осторожно прикрыв за собой дверь магазинчика, Гарри понёсся обратно к Хогвартсу; он спотыкался о торчащие из земли корни, не сводя глаз с Карты: имя, практически не двигаясь, было на прежнем месте.

«Только бы он не ушёл…Только бы он не ушёл…»

Пробежав последнюю сотню метров до парадного входа, Гарри упал на колени и стянул душившую его мантию:
– Шалость…удалась!..
– Не то слово! – насмешливо прозвучал знакомый голос.
Гарри сел и поправил очки: перед ним стоял, одной рукой придерживая пристроенную на плече метлу, улыбающийся Драко:
– Ты что, летать разучился?
– С метлой… в туннеле… не развернешься, – Гарри мысленно поклялся, что больше никогда не будет бегать.
– Ясненько. Как ты думаешь, моя выдержит двоих?
– Конечно. И куда ты собрался … оттранспортировать … моё … мм бездыханное тело?
– Не бойся. Авадить не буду. По крайней мере, сейчас, – Малфой протянул ему ладонь.
– И на том спасибки, – Гарри, опираясь о его руку, поднялся на ноги.
– Добби тут весь газон своими слезами залил, когда я ему приказал убираться восвояси.
– Охотно верю.
– Зато сколько он мне еды притащил, слава Хогвартским домовикам...
– Смотри, как бы Гермиона не приняла тебя в … эээ
– Куда?
– Неважно…

Они, скрываясь в тумане, стелящемся над Чёрным озером, полетели вдоль Запретного Леса; Гарри, стараясь не выдать себя, втихаря наслаждался запахом малфоевских волос. Ему хотелось, чтобы этот полёт продолжался как можно дольше: состояние полёта – практически единственное, что заставляло его сердце биться быстрее – усиливалось ощущением единения с человеком, который ещё вчера был ему совершенно чужим и который вдруг стал таким близким...
Сердце Поттера пело от счастья, хотя ещё ничего не было ясно.

…Небольшая, со всех сторон окружённая деревьями поляна, на которую они приземлились, была покрыта травой, мокрой от росы; близился рассвет.

– Что это за место? – спросил, обхватывая себя за плечи, Гарри.
– Это моё любимое место... здесь никого не бывает… – Малфой, едва заметно шевеля губами, неторопливо окружал поляну защитными заклинаниями. – Кроме разве что единорогов…
– И что мне нужно будет делать – пппасти их? – Гарри пожалел, что поленился одеться – в майке и пижамных штанах, несмотря на уже наступившее лето, было дементорски холодно.

Не ответив, Драко сотворил пламя и осторожно опустил его на небольшой валун, еле заметный в густой траве:
– Тебе нужно согреться.

Гарри, не споря, протянул к огню руки; Малфой, прошептав заклинание горячего воздуха, просушил своей палочкой его влажную майку.

– Так что? Твоё желание? – Гарри, продолжая держать руки над магическим огнём, смотрел на свои пальцы: они не дрожали.

Драко молчал.

– Я проиграл, Малфой. Ты сильнее меня. Я побоялся лишиться своей славы, побоялся подмочить свою репутацию лучшего ловца… Ты вправе потребовать от меня исполнения любой своей прихоти. Чего же ты хочешь?

– Ты знаешь.

Гарри отвёл от костра взгляд: даже в слабом синем свете было заметно, как пылает лицо проигравшего победителя – Гарри шагнул к нему и, сжав серебристо-зелёную ткань, притянул Малфоя к себе.

Драко зажмурил глаза.

0

5

Глава 4. ХЭ

В начале главы – POV Драко Малфоя.
Вы помните, что рейтинг R?
Далее жанр плавно съезжает на Fluffff

«Любви все Патронусы покорны»
(волшебная народная поговорка)

«Мне было так трудно дышать, что мои губы приоткрылись сами собой...
Но он всего лишь потёрся носом о мою щёку.

– Посмотри на меня, Драко.

Синее пламя отражалось в дурацких стёклах – я снял с него очки и, сложив, засунул в карман.

– Не потеряй.
– Я их разобью, – пообещал я, осторожно ведя пальцем по его шраму; он коснулся губами моего запястья – я задержал дыхание.
– Не бойся, – шепнул он и потянул меня за собой вниз, на траву – я не сопротивлялся. Меня всего колотило – было жутко страшно, и в то же время я ощущал какое-то сумасшедшее веселье.

Абсолютная нереальность происходящего делала всё это похожим на сон – один из тех снов, которые я видел так часто. Почти всегда мне снилась эта самая поляна, – мой маленький мирок, о котором никто не знал; случайно обнаружив однажды это тихое красивое место, я снова и снова прилетал сюда, просто чтобы побыть одному, подальше от всех, ведь приходилось день и ночь быть на виду, в толпе. Мерлин, как же мне не хватало одиночества...
Но и в моих снах, и в моих мечтах я был не один – со мной рядом всегда был он.

А сейчас я не спал, и сейчас он действительно был здесь. Он сидел так близко ко мне, что я чувствовал его прерывистое дыхание на своём лице.

Я решился поднять глаза: он молча смотрел на меня – и в его глазах не было ни капли насмешки, а ведь я так боялся того, что он будет смеяться надо мной…

Я поймал себя на том, что улыбаюсь.

Он вдруг подмигнул мне и, захватив одной рукой ткань на спине, снял с себя майку.
Я поднёс ставшие непослушными руки к своему вороту.

– Позволь мне.
Он расстегнул форму, провёл по моей щеке неожиданно горячей ладонью и внезапно прижался губами к моей шее.

– Как бьётся твоё чистокровное сердце!..

Всё-таки насмешка прозвучала в его голосе.

– Заткнись, Поттер… – прошептал я.

И это были мои последние слова в ту короткую ночь.

От его тяжёлого дыхания так замирало сердце, что мне всё время казалось – сейчас оно остановится совсем. Не хотелось ни говорить, ни думать – хотелось смотреть в его глаза и чувствовать его, слышать его голос, повторяющий моё имя.

Мы обнимали друг друга так, словно от этого зависела наша жизнь.

Не переставая жадно целовать моё лицо, он стаскивал с меня одежду – я был совершенно беспомощным в его руках; чувствуя, что краснею до слёз, я в бессилии закрыл глаза.

Он медленно изучал меня своими губами, заставляя извиваться от ощущений, о силе которых я даже не подозревал и о которых мог не узнать никогда; казалось, моё собственное тело он знает лучше, чем я сам: натянутое, как струна, в его уверенных руках оно расслабилось.
Я полностью ему доверился, позволив делать со мной всё, что он захочет…

…Я цеплялся дрожащими пальцами за траву, прижавшись лбом к влажной земле; кусая губы, я всё равно не мог сдержать своих стонов – слишком громких в этой предрассветной тишине. Он не щадил меня, но мне не нужна была его пощада – мне хотелось чувствовать себя его собственностью, и я сам не ожидал, что мне так сильно захочется этого.

Имея всё, что только способны дать любящие родители своему единственному чаду, сам я не принадлежал ничему и никому. Я называл это независимостью. Я гордился ею. И этой ночью я потерял свою независимость – возможно, навсегда. Но – клянусь чистотой своей крови! – никогда ещё я не был так счастлив».

«Боливара» пришлось припрятать в Лесу – Малфой, сокрушённо вздыхая, предварительно обернул свою драгоценную метлу в десять слоёв листьев Рапинуса пейперуса.
Их длинные ноги всё равно были видны из-под мантии – короткими перебежками, словно заправские авроры во время операции, ребята добрались до парадного входа, который в этот ранний час был ещё закрыт. Гарри снова развернул Карту; к его удивлению, рядом с гриффиндорской гостиной обозначились два имени:

‘Severus Snape’
‘Albus Dumbledore’

– Какой аппарацией их туда занесло?
– Я думаю, Дамблдор помогает Снейпу протрезветь, – ответил рассеяно Гарри, продолжая наблюдать за именами.
– Снейп – пьян?? Не может быть…
– Ещё как может. Нажрался, как Хагрид в День защиты магических животных…
– Смотри, двигаются!

Имена перемещались в сторону кабинета Дамблдора.

Двери парадного входа тяжело распахнулись: мадам Хук, в спортивной форме команды «Холихедские Гарпии», с метлой в одной руке и с секундомером в другой, вышла на свою утреннюю пролётку. Низко пригибаясь, Гарри и Драко проскользнули в замок.

Проводив Малфоя и зацеловав его на прощанье до полусмерти, Гарри добрался до дверей в гриффиндорскую гостиную без приключений, но попасть внутрь ему так и не удалось: Полная Дама, не дождавшись пароля, отказалась его впускать – пришлось ждать того, кто выйдет первым.
Гарри присел на корточки, прислонился спиной к стене и закрыл глаза…

Перед ним тут же возникло видение, заставившее его счастливо рассмеяться и прижать ладони к вспыхнувшим щекам:

Испуганно распахнутые, потемневшие от возбуждения глаза – в первый раз так близко к его собственным…
Такие мягкие на ощупь – как он себе всегда и представлял – светлые волосы…
Нежная, мгновенно покрывающаяся отметинами от его нетерпеливых рук, кожа…
Жалобные, доводящие его до безумия, стоны…
Тонкие пальцы, ласкающие его затылок, притягивающие к своему его лицо, прижимающие с неожиданной силой губы своего мучителя к своим дрожащим губам …

– Драко… – прошептал Гарри.
– Однако!
Гарри вскочил: в проёме стоял, покачиваясь, абсолютно никакой Рон:
– Ничего себе, как мы рано встаём…Али ещё не ложилися?
– Уже успел набраться? Али ещё не протрезвел с вечера? Горе-голкипер. Алкашуга…
– Чего?? – в угрожающем тоне Рона звучало неприкрытое желание подраться.
– Ладно, Рыжик. Замнём. Спасибо, что открыл дверь.

Поттер шагнул к проёму – Рон не двинулся с места: сложив руки на груди, он молча смотрел на Гарри с высоты своего немаленького роста.

– Пропусти.

Рон с шумом втянул воздух:
– Чем это от тебя несёт? Французскими духами?

Гарри промолчал.

– Ты был … с ним?

Гарри спокойно ответил:
– Да.

Уизли с силой толкнул его обеими руками в грудь:
– Ну и вали к нему.

Поттер выхватил палочку:
– Петрификус Тоталус!
Рон рухнул, как подкошенный.

Гарри перешагнул через него и, войдя в гостиную, поднялся наверх; добравшись, наконец, до спальни, он упал на кровать и мгновенно заснул…

…Проснувшись, он обнаружил, что проспал почти весь день.
В комнате он был один; надо было наконец привести себя в порядок… Но первым делом Гарри достал Карту: имя, которое значило для него сейчас так много, как никогда, было – хвала Основателям Хогвартса! – на месте и соседствовало с именами … Дамблдора и Снейпа!!
Гарри тупо уставился на Карту, не веря своим глазам: всё так и есть, эта троица, непонятно чем могущая заниматься вместе, находилась в подземелье слизеринцев!

«Неужели Дамблдор и Снейп всё же узнали, что Драко не ночевал в Замке?..»
Не успев додумать, Гарри вскочил с постели, схватил палочку и выбежал из комнаты.

…Чувствуя себя Мальчиком-Который-Если-Понадобится-Победит-В-Марафонском-Забеге, Гарри остановился перед каменной стеной, скрывающей гостиную Слизерина:
– Честь рода!.. – выдохнул он, надеясь, что запомнившиеся ему слова Малфоя сработают.

Стена, слава Сезаму, отъехала и перед Гарри открылась потрясающая сцена:
Дамблдор, наставивший свою волшебную палочку на Снейпа;
Снейп, целящийся в свою очередь в Драко;
и Драко – без палочки, но зато с явно тяжёлым шандалом в руке. При этом он был босиком и в одной пижаме – вернее в том, что от неё осталось.

Двое из них одновременно посмотрели на Гарри – тот, собираясь невербально выбить из руки Снейпа оружие, поднял свою палочку, но в последнюю секунду поймал взгляд Драко…
Последнее, что увидел Поттер, был с поразительной скоростью увеличивающийся в размерах шандал.

…Ещё не открыв глаза, Гарри понял, что целоваться он сможет ещё не скоро: боль была адской.

– Э а? – промычал он сквозь повязку, закрывающую всю нижнюю часть лица.
– Ш-ш! Тебе нельзя разговаривать! Ты в больничном крыле. Боль скоро утихнет, но тебе придётся пробыть здесь до утра, – Гарри почувствовал, что Драко улыбается. – Прости, что не удержал этот дурацкий подсвечник, я так и не понял – ты его Экспеллиармусом выбил или он тебе так понравился, что ты захотел его приманить и рассмотреть получше? – Малфой пригладил волосы раненого. – Хорошо, что не в лоб…

Гарри затрясся от беззвучного смеха и тут же застонал.

– Извини, извини... Спасибо тебе, ты просто спас меня! Не знаю, чем всё это могло закончиться … Ты появился как раз вовремя – отвлёк от меня внимание Снейпа и Дамблдор наконец оглушил его. Мне этого сделать не удалось, хоть я и заехал по голове своему декану этим подсвечником. По всей видимости, в следующем году у нас будет новый преподаватель Зельеварения.
– ??

Драко, не отвечая на немой вопрос Поттера, надолго замолчал, поправляя на нём повязку, пропитанную целебным настоем; наконец, решившись, он заговорил:
– Снейп узнал про то, что ты меня... что я был с тобой. Он пробрался в мою спальню и попытался меня… ну, ты понимаешь. Лежи спокойно!.. Видишь ли, мои родители, они не то чтобы с ним были очень дружны – они вообще-то особо ни с кем не дружат – но время от времени Снейп бывал у нас. И абсолютно нормально ко мне относился – я ничего такого не замечал. Но когда я приехал в Хогвартс... Ты же знаешь, как хорошо он владеет легилименцией! Он понял, чем именно я живу – точнее, кем – ещё раньше, чем я сам это осознал. Я догадался о его чувствах ко мне, увидев однажды его Патронуса – он такой же, как мой – самка оленя… Ну что ты так уставился? Да, да, – клянусь чистотой своей крови! – он понял, что я никогда не полюблю его, потому что узнал, что я люблю другого. Он возненавидел тебя. Но убить тебя он не смел, потому что Дамблдор…
Гарри, стянув мешающую повязку, перебил Малфоя:
– Ты любишь меня?
– Тебя это так удивляет? А то, что Снейп любит меня – тебя не удивляет?
– О нет, уж я-то его прекрасно понимаю… С некоторых пор это у нас с ним общее.
– Да нет, ты не…Что ты сказал? О, Гарри!..
– Ай!!
– Извини, не смог удержаться! И вообще, Мерлин терпел и магам велел – ну не могу я не целовать тебя, когда ты так близко!

Стараясь не шуметь, они яростно принялись нарушать «Правила Пребывания больных и Посещения выздоравливающих» мадам Помфри…

…Затянувшись, Гарри выпустил в потолок облачко сизого дыма, тут же принявшего форму двух соединённых колец, окружающих буквы ‘H’ и ‘D’, и, поглаживая плечо прильнувшего к нему Драко, задумчиво произнёс:
– М-да…Бедняга Северус! Когда-то моя мама предпочла ему моего отца, а теперь вот и ты предпочёл меня… Да, его можно понять…На его месте я бы чисто рефлекторно авадил всех, кто носит фамилию «Поттер»… Не зря он вступил в ряды Упивающихся… Слушай, а причём тут старина Дамблдор? Он что – тоже любит тебя?
– Кто – Дамблдор? Ты с ума сошёл!.. Любит – да, но не меня.
– Ну не меня же?
– Да Мерлин с тобой, Гарри, конечно нет! Северуса Снейпа.
– Иди ты!
– Сам в шоке. Учитывая, какие страстные натуры эти двое, думаю, рано или поздно один из них убьёт другого – клянусь чистотой своей крови!
– Клянусь, твои будущие дети никогда не произнесут эти слова! Благодаря мне они не смогут кичиться своей чистокровностью… Но я надеюсь, что зрение у них будет твоё.
– Что?..Кто? А как?..
– А магия нам на что?

The Happy End
;)

0


Вы здесь » Гарридрака и все-все-все » Фанфики автора Malta » "Пари" ГП/ДМ, R, Роман/Юмор/AU